Art Gallery

Портал для творческих людей   OksanaS200974@mail.ru   8-908-796-75-65 / 8-913-652-36-50

 

Поиск по сайту

Сейчас 110 гостей онлайн

Яндекс.Метрика

Мы в контакте


Птицы в искусстве - Орёл PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 41
ХудшийЛучший 
Индекс материала
Птицы в искусстве
Аист
Алкиона
Алконост
Альбатрос
Бену
Бийняо
Бригантия
Бянь Цяо
Воробей
Ворон
Гарпии
Гаруда
Голубь
Гриф
Гусь
Жар-птица
Журавль
Ибис
Индюк
Керубы
Киннары
Коршун
Кукушка
Ласточка
Лебедь
Орёл
Павлин
Пеликан
Петух
Попугай
Птица счастья
Сирин
Сова
Сокол
Стимфалиды
Страус
Фазан
Феникс
Финист
Харадр
Херувим
Цапля
Ястреб
Все страницы

ОРЁЛ

 

ОРЁЛ (др.-русск. орьлъ, родств. праслав. оrьlъ: др.-прусск. arelie, греч. aetos) — птица, которая, согласно поверьям, летает выше других птиц, поднимается к самому Солнцу, может не мигая смотреть на него и даже соединиться со светилом. Поэтому в древних культурах орел олицетворял стихию воздуха и был солярным (солнечным) знаком.

Орел, орлица, символ небесной (солнечной) силы, огня и бессмертия; одно из наиболее распространённых обожествляемых животных — символов богов и их посланец в мифологиях различных народов мира.

Типологически наиболее ранний этап культа Орла отражён в тех мифологиях, где Орел выступает в качестве самостоятельного персонажа (первоначально, вероятно,— тотемистического происхождения).

Свидетельства обожествления Орла в качестве особого предмета культа (Казг, «Орел-бог») известны в древней центральной и северной Аравии. Сохранение в этом ареале древних семитских (или даже общесемитских) представлений прослеживается при сопоставлении с угаритским мифоэпическим преданием о Данниилу и его сыне Акхате. Мотив отламывания крыльев у Орла объединяет угаритский эпос с древнемесопотамским, где львиноголового священного Орла Анзу (АНЗУД) должны одолеть сражающиеся с ним боги.

В Древнем  Египте орел символизировал Солнце, огонь, воздух, ветер и скорость.

В Месопотамии посланником небес, посредником между небом и землей считали львиноголового орла Анзу (аккадск. Anzud — "Буря-Ветер"). Согласно мифу, божество войны Нинурта отнимает у птицы Анзу "таблицы судеб", похищенные у бога Энлиля. Поэтому символом Нинурты также является орел.

В Древней Месопотамии Орел был символом божества войны шумерской Нинурты (Нингирсу), в Древней Греции — Зевса (изображение Зевса в виде Орел на Крите), в Риме — Юпитера.

В искусстве Древнего Египта головы сокола или орла становились атрибутами многих божеств. Олицетворением города Пе (или Деп, греческое название Буто), расположенного в Нижнем Египте, в западной части дельты Нила, помимо кобры было миксантропическое существо с головой орла. Это существо считали божественным предком правителей города.

Золотой орел служил навершием боевых штандартов персидского войска при Дарии I (522—486 гг. до н. э.). Изображения орла помещали на египетские монеты эпохи Птолемеев.

В Древней Греции орел олицетворял силу, верховную власть, поэтому он стал атрибутом Зевса, верховного божества и громовержца (отсюда вера в то, что в орла никогда не попадает молния). Как и Гермеса, орла почитали вестником богов.

Подобно птице фениксу, орел мог омолаживаться: подлетая к солнцу, он сжигал свои крылья, а затем падал камнем вниз и троекратно погружался в воду, чтобы родиться заново. Этой легендой объясняются изображения орлов на христианских купелях для крещения и на капителях средневековых храмов.

Древние римляне изображали орла с молниями в когтях — "громовыми стрелами" в качестве атрибута Юпитера, бога неба, света и грозы. Со времени консульства Гая Мария (104 г. до н. э.орел (лат. aquila) стал воинским знаком римских легионов. После кончины царей во время сожжения их тел в небо выпускали орла, что символизировало восхождение души в божественные сферы. Одна из легенд рассказывает, как Александр Македонский достиг неба в корзине, несомой двумя орлами. Здесь отражена роль орла как хозяина небес, о том, как Александр Македонский хотел взойти на небо, но орел не пустил его туда.

Древние шумеры, а затем греки и римляне видели в одном из созвездий экваториальной части неба контуры этой птицы. От латинского слова aquila ("орел") произвели aquilo ("северный, северный ветер") и aquilus ("темный, темно-коричневый"), а также aqua ("вода"). Связь орла с олицетворениями вод и водных потоков подтверждается кельтским названием птицы erlaf, которое в древности было топонимом многих рек.

Изображение орла в качестве символа неба встречается в древнеамериканском искусстве.  В древнекитайской мифологии с созвездием орла связан герой Ню Лан. На орле летает Будда. В скандинавской мифологии орел атрибут верховного божества Одина.

Орел является благоприятным знаком, знамением богов. Согласно легендам, эта птица появилась в небе при основании Рима. После падения Трои орел сопровождал путешествие Энея в Италию, с востока на запад, "вслед звездам". Затем, по преданию,орел двести с лишним лет пребывал на краю Европы, а когда император Константин Великий в 330 г. н. э. основал Константинополь, столицу Византийской империи, божественная птица совершила обратный перелет, с запада на восток, против видимого движения звезд, чтобы осенить деяние императора. Эта легенда ожила в строках "Божественной комедии" Данте:

С тех пор как взмыл, послушный Константину,

Орел противу звезд, которым вслед

Он встарь парил за тем, кто взял Лавину,

Господня птица двести с лишним лет

На рубеже Европы пребывала,

Близ гор, с которых облетела свет;

И тень священных крыл распростирала

На мир, который был во власть ей дан...

(Рай. VI, 1—8) Перевод М. Лозинского

В последующих главах Данте излагает аллегорический смысл происхождения геральдического имперского орла. В истории искусства происхождение необычной птицы с двумя головами объясняется принципом симметрии в изображении объемных форм на плоскости и только во вторую очередь связывается с имперской символикой. Среди геральдических изображений встречаются и одноглавые, и двуглавые орлы. Византийской императорской  эмблемой и позднее гербом Москвы как Третьего Рима стал двуглавый орел. С 1433 г. двуглавый орел был гербом императоров Священной Римской империи. После распада империи в 1806 г. на гербе Австрии появился одноглавый орел в короне из трех башен, в одной лапе у орла молот, в другой — серп и разорванные цепи. С 1804 г. "римскийорел изображался на штандартах императора Наполеона Бонапарта, и французские знамена стали именовать орлами. Происхождение геральдических орлов, символизирующих силу, власть, зоркость, смелость, связывают с древними восточными представлениями о "славе Божьей".

Орел, явленный пророку Иезекиилю, является символом евангелиста Иоанна и одним из «четырёх апокалиптических зверей», а в светской эмблематике — атрибутом правосудия, зрения (в аллегории пяти чувств), гордыни,  воплощением божественного откровения, слова, полета мысли.

В христианской иконографии происходило постепенное примирение древней языческой символики с новыми нравственными и религиозными идеями.

На кафедрахлекториумах устанавливали хитроумные механизмы: "орлы-автоматы".

Полет орла стали рассматривать как символ Вознесения Христа, поединок орла со змеем или дракономсимвол борьбы Христа и антихриста. В христианском"Физиологе" дается новая трактовка легенды об омоложении орла от солнца и воды. При этом греческое название птицы aetos производится от aei — "всегда, вечно". Далее говорится:

"Найди мысленный источник — Господа нашего Иисуса Христа, сказавшего: „Меня покинули, источник воды живой“, и поднимись на высоту солнца правды, Иисуса Христа... и погрузись трижды в вечный источник, во имя Отца, Сына и Святого Духа... И исполнится на тебе пророчество Давида: „Обновится, как у орла, юность твоя“".

Согласно этой аллегории в средневековом, и в частности в византийском искусстве, помимо императорских двуглавых орлов изображали одноглавых в качестве символа триумфа веры, духа над плотской природой человека. Иногда подобные изображения сопровождаются девизом: «Solinvictus" (лат., "Солнце непобедимое").

Орел с кольцом в клюве означает (по одной из версий) единство духовной и мирской власти. В алхимии кольцо в клюве орла символизирует высвобождение духа из первоматерии.

В тайнописи масонов изображение двуглавого орла в одной короне и с мечом, который птица удерживает горизонтально двумя лапами, читается согласно девизу: «Deus meum que jus" (лат., "Бог и мое право"). Среди геральдических изображений встречаются и трехглавые орлы (с двумя головами на развернутых крыльях). Сопоставляя немецкие слова Adler ("орел") и Adel ("дворянство"), средневековые иконографы и герольды объясняли идею единения дворянства под защитой имперского орла, откуда происходят многие аллегорические композиции. В то же время орел — олицетворение гордыни, одного из "семи смертных грехов", и зрения, одного из "пяти чувств". Геральдические орлы часто встречаются на изделиях из металла, керамикистекла, в частности в испано-мавританской и итальянской майолике XV—XVI вв.

Коронованного орла можно видеть у основания обелиска, воздвигнутого в Риме в 1585 г. в центре площади перед собором Св. Петра. Орел помещен над львами, входящими в эмблему Папы Римского Сикста V из семьи Перетти, по велению которого поставили обелиск.

Орел и дракон являются эмблемой знатного итальянского рода Боргезе. Изображение орла и дракона можно видеть на пилонах, обрамляющих вход на виллу Боргезе в Риме.

По углам постамента Александровской колонны в Петербурге расположены необычные двуглавые орлы без корон и царских гербов на груди. Они свидетельствуют о тайне сложения власти императором Александром I в 1825 г.

Орёл — особо почитаемая, божья птица, царь птиц и владыка небес. Большинство мотивов, связанных с орлом в народной традиции, имеет книжное происхождение. Орла считают старшим и главным среди птиц. В белорусской загадке орел наделен царскими и божественными атрибутами: «Под дубом райским, под крыжом царским два орлы орлують, одно яйцо балують» (Крещение). В песенных текстах орел как царь и хозяин устраивает свадьбу птиц. Согласно поверью, все орлы происходят от царей.

Орел связан с небесными стихиями и управляет ими. У южных славян распространено поверье об орле как предводителе градовых туч. Он борется с тучей, отводит ее от полей и спасает урожай. Поэтому убивать орла запрещено, а нарушившему этот запрет грозят страшные кары. Родственна этим представлениям русская загадка о туче: «Летит орлица по синему небу, крылья распластала, солнышко достала». В заговоре орел изображается мечущим молнию: «Летелорел из Хвалынского моря... кинул громову стрелу во сыру землю». Поверье приписывает орлам способность посещать небесный мир.

Еще одно мифологическое свойство орла — его необыкновенное долголетие. Он живет дольше всех птиц и обладает способностью омоложения: когда наступает старость, он улетает на край света и, искупавшись там в озере с живой водой, снова обретает молодость.

Книжное происхождение имеет поверье о том, что в гнезде орла находится волшебный камень — «орлов камень», или «огневик», который защищает от огняболезней и всякой порчи. Украинцы верят, что в гнезде орла всегда имеются деньги.

У финнов, самодийских народностей, якутов, тунгусо-маньчжурских народов и других народов Сибири культ Орла был связан с представлением его в виде помощника или олицетворения шамана (откуда обычные изображения Орла на шаманской одежде) и культурного героя. Одним из главных подвигов Орла как культурного героя в мифологиях Евразии (особенно Сибири) и Северной Америки является похищение им света или помощь, оказанная им людям в добывании огня. В мифе индейцев йокутов и моно Орел помогает койоту высоко поднять украденное тем солнце и повесить его на востоке. У якутов Орел связан с легендой о принесении им огня; при некоторых обрядах врачевания ритуал высекания огня мог совершать только человек, чьим предком был Орел.

К. Леви-Строс в исследованиях по мифологиям индейцев Северной и Южной Америки называет основным миф о разорителе гнезда Орла. Согласно этому мифу, герой — молодой человек поднимается на дерево, чтобы разрушить гнездо Орла, в южноамериканских мифах — попугая ара (или другой дневной хищной птицы). Когда он потревожил птенцов, Орел вступает в переговоры с героем и предлагает ему средство для добывания огня. В других вариантах того же мифа герой с самого начала выступает защитником детей Орла.

По мифу индейцев кроу, жил некогда человек, который мальчиком, играя, упал в огонь и обжёг половину лица. С горя он решил уйти из дома. Сверхъестественные помощники рекомендовали ему попросить помощи у Орла, и тот обещал помочь герою при условии, что он защитит его птенцов от водных духов. Герой согласился, и Орел при вел его к солнцу, чьи дети вылечили его с помощью волшебного зеркала. В знак благодарности индеец обучил их разным играм и вернулся к Орлу. Вскоре он убил мифическое водное существо, поедавшее птенцов Орла. Когда дети Орла подросли, они отвели героя домой.

Этот миф известен не только у народов современной, но и в древней Америке, ацтекская легенда об основании Теночтитлана, где, с одной стороны, говорится об Орле, сидящем на кактусе, который рос над камнем (до сих пор Орел, кактус и камень входят в герб Мексики), с другой же стороны, повествуется о поисках дерева, с помощью которого добывается огонь. Аналогичные мифы известны у народов Западной и Южной Сибири — кетов (енисейских остяков, васюганских хантов, тофов тофаларов).

Важнейшее совпадение между кетским и американскими индейскими мифами о разорителе гнезда Орла состоит в том, что они являются мифами о происхождении огня, о получении его героем от Орла (попугая, другой птицы или иногда ягуара), обитающего со своими детьми на вершине мирового дерева. Миф имеет далеко идущие аналогии в мифологии древней Месопотамии, в частности в комплексе мифов, реконструированных по ряду позднейших отражений и практически совпадающих с американско-сибирским вариантом.

Согласно шумерскому мифу о Лугальбанде, правителе Урука, Орел Анзуд в благодарность за помощь его птенцам передал Лугальбанде такие свои качества, как быстрота передвижения, способность достичь любого места. Этот миф можно считать ранней литературной обработкой одного из шумерских вариантов мифа о разорителе (защитнике) гнезда Орла. В мифе о Гильгамеше описано дерево, в ветвях которого Орел Анзуд в гнезде поселил своего птенца. После того как Гильгамеш срубил дерево, Орел переселился в горы (позднейший мотив переселения Орла в горы известен из аккадского эпоса).

Другой вариант мифа о разорителе гнезда Орла, близкий к кетскому, отражён в шумерском тексте, описывающем, как дети Орел Анзу ведут Нинурту на тот свет (в преисподнюю).

К ближневосточным трансформациям того же мифа (косвенно отраженного и в сказочном фольклоре многих народов, в том числе и славян) можно отнести и грузинскую легенду, по которой Орел в преисподней пожирает детей грифа: когда царевич убивает Орла, благодарный гриф вывозит царевича из преисподней.

В идентичных чукотском и эскимосском мифах жена Орла является одновременно женой Ворона (аналогии в птичьих мифах о Зевсе). У неё двое детей — орлёнок и воронёнок. Орел запрещает детям летать в опасную для них сторону, но они трижды нарушают запрет, и на третий раз орлёнка похищает чужой Орел (мотив раздвоения с Орлом). Орлу удаётся вернуть сына только с помощью Ворона, который у восточных палеосибирских народов обычно выступает как добыватель огня или света.

В мифах орла противопоставляли ворону и коршуну. В древнегреческой мифологии орел похитил для Зевса красавца Ганимеда (в раннем варианте мифа сам Зевс оборачивается орлом). Именно орел как символ наказания, ниспосланного с небес, терзал печень несчастного Прометея, прикованного к скале.

Противопоставление Орла и ворона характерно для некоторых североамериканских индейских, североазиатских (в особенности якутских) и австралийских мифов. У индейцев хайда, цимшиан (и некоторых других) в Северной Америке известно деление на фратрии Орла (или волка) и ворона (что подтверждает тотемический характер соответствующих мифов). У тлинкитов фратрия Йеля связывается с вороном, фратрия Канука — с Орлом (или волком). По мифу хайда, Ворон, украшавший птиц в своём доме, устал и оттого сделал Орлу плохой клюв. Обратная ситуация представлена в юкагирском предании, согласно которому чёрный цвет ворона объясняется тем, что его клевал Орел. Дуалистический миф якутов противопоставлял светлое божество Хомпорун Хотой — прародителя людей и Орла главе верхних злых духов Хара Суорон — прародителю воронов и той части якутов, чьим тотемом некогда был ворон. С Орлом были связаны белые шаманы, с вороном — чёрные. Подобное соотнесение Орла и ворона как полярно противопоставленных двоичных социальных и мифологических классификационных символов характерно для северного ареала Евразии и Америки. То же архаическое противопоставление Орла и ворона обнаруживается в социальной символике и мифах Юго-Восточной Австралии, где различались фратрии Клинохвостого Орла и Ворона. Такое противопоставление Орла и ворона облекается в форму дуалистического мифа.

Наряду с сюжетами, где Орлу противопоставлена другая мифологическая птица (Ворон, иногда гриф и т. п.), достаточно широко распространены и такие мифологические мотивы, в которых Орел противопоставляются другие животные, в особенности нижнего (водного) мира.

Орел считается истребителем змей, поединок орла и змеи олицетворял борьбу небесных и подземных, хтонических, сил. Отсюда частые изображения орла со змеей в клюве.

Чрезвычайно широкое распространение в мифологии и искусстве стран Азии и сопредельных ареалов имеет мотив борьбы Орла и змеи. Согласно аккадскому мифу о царе Этане, некогда змея и Орел дружили, но затем стали врагами после того, как Орел, боясь, что ему и его детям не хватит еды, пожирает змеёнышей.

Орла также изображали на вершине Мирового дерева, в корнях которого, среди прочих существ, показывали змею.

В эпосе Гильгамеша, как и в типологически с ним сходных описаниях в мифах многих других народов, Орел связывается с вершиной древа мирового (Орел на вершине кактуса в ацтекском мифе), а змея связывается с его корнями.
Сходное представление реконструируется для общеиндоевропейского на основании сопоставления древнеисландской традиции с древнеиндийской (ведийской). Предполагается, что в древнеюжноаравийских изображениях борьбы Орла со змеей Орел воплощает солнечное божество, а змея — смертоносное начало, связываемое с луной. В древнеамериканском мифе о происхождении миштеков рассказывается, что двое детей богов по имени «Ветер-девять-змея» и «Ветер-девять-пещера» превратились соответственно в Орла и крылатого змея, после чего в качестве культурных героев принесли первые жертвы богам. Согласно мифу о первоначальном переселении ацтеков, имя Орла-змея было у одного из четырёх предводителей ацтеков.

Два наиболее распространённых мифологических символа животных — самого мощного в мире зверей — льва и самого сильного в царстве птиц — Орлов нередко соединяются в едином смешанном образе львиноголового Орла (орлиного льва). В Древней Мексике названия групп воинов-Орлов. и воинов-ягуаров, наоборот, противопоставлялись по деталям культа. В Ветхом завете в видении Иезекииля выступает гибридное крылатое существо, имеющее лики Орла, льва и быка.

Если архетипические мифы о похищении огня обычно связаны с птицей, иногда — с Орлом, то вместе с тем в них можно обнаружить и символику полярно противопоставленной огню стихии — воды. Орел оказывается связанным и с мифом о добывании пресной воды. Так, у тлинкитов Орел предстаёт хозяином колодца с пресной водой. В хаттских и древнехеттских мифах (в том числе в мифе о Телепинусе), в ритуалах очищения царской четы и строительном обряде Орла, как посланца богов, посылают к морю; возвратившись, Орел сообщает, что он видел прежних богов, низверженных в преисподнюю; в ведийском гимне Орел приносит священный напиток сому с неба для бога Индры. Из этого видно, что связь Орла с водой определяется его ролью связующего начала между разными мирами (как и в мифе о разорителе гнезда Орла) и разными поколениями богов, в частности как посланца богов, способного быстро покрывать большие расстояния, разделяющие эти миры.

Частый мифологический мотив представляет Орла, похищающий ребёнка, которого он чудесным образом спасает (как младенца — Гильгамеша в позднейших версиях легенды, дошедшей в передаче античных авторов) или возносит к небу (как Ганимеда в греческом мифе, сходный мотив на позднесасанидском блюде 6 в. из Эрмитажа с изображением богини, возносимой священной птицей, и двух мальчиков — символов Митры и Кочи; параллель у равнинных майя и т. п.), или носит на себе героя мифа, переходящего из одного мира в другой.

В хурритском мифе о Гурпаранцаху рассказывается, как Аранцах (хурритское название реки Тигр) превращается в Орла и «по воздуху» летит на Аккад. Те же представления об Орел-реке отражены в древнехеттском названии реки в Малой Азии Нагаз-параз (буквально «Орел-поток»), имеющем соответствия в древне-европейской гидронимике и поэтому возводимом к общеиндоевролейским названиям рек, а также в архаическом славянском названии реки Орёл. Связью Орла с водой объясняется одно из индоевропейских табуистических названий Орла.: лат., «орёл» (с латинскими производными словами: aquilo «северный ветер», аquilus, «тёмно-коричневый», «коричнево-чёрный» и т. п.) от ациа, «вода».

Принадлежностью к нижнему миру определяется возможность негативной роли Орла. Так, в греческом мифе превращение в морского Орла служит наказанием для Пандрея, брата Прокриды, укравшего золотую собаку из святилища Зевса (чьей птицей был Орел). У тлинкитов есть миф, где убийца неверной жены находит приют у Орла, женится на орлице и охотится в орлиной «личине», причём подгоняет кита к селению своих бывших соплеменников (то же противопоставление Орел— кит, что и в других американских индейских и палеосибирских мифах).

 

 



 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Использование материалов сайта "Шедевры Омска", только при наличии активной ссылки на сайт!!!

© 2011/2018 - Шедевры Омска. Все права защищены.